ЗАРАБАТЫВАЙТЕ !!! на глобальных рынках. БЕСПЛАТНАЯ консультация - оставьте свой телефон сейчас

Набукко (Nabucco) - это

Содержание

1. Проект Nabucco

2. Хроника реализации проекта

3. Техническая и финансовая сторона

4. Управление проектом

5. Маршрут и источники наполнения газопровода

6. Основные проблемы проекта

7. Политическое и геополитическое значение газопровода

 

 

Nabuccoэто проектируемый магистральный газопровод протяжённостью 3,3 тыс. км из Центральной Азии и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего — в Австрию и Германию.

Nabucco - это проект газопровода, который должен соединить Каспийский регион и Ближний Восток с Турцией, Болгарией, Румынией, Венгрией, Австрией и другими европейскими странами в 2014-2015 годы.

Название происходит от одноимённой оперы Джузеппе Верди, в которой присутствует тема освобождения.

Проектная мощность — 26—32 млрд кубометров газа в год. Подготовка проекта ведётся с 2002 года. Строительство планируется начать в 2011 году, а завершить к 2013 году. Предполагаемая стоимость проекта — €7,9 млрд.

 

 

Проект Nabucco

Парламент Турции принял законопроект, одобряющий строительстве газопровода Nabucco. Альтернативный российскому газопровод предполагает поставку природного газа из бассейна Каспия в Европу. Стоимость проекта оценивается в 7,9 млрд долларов, две трети трубопровода протяженностью 3,3 тыс. км будут проложены через турецкую территорию – главного лоббиста проекта.

1.1 Президия Набукко
1.1 Президия Набукко

 

Nabucco рассчитан на ежегодную транспортировку 20−30 млрд кубометров газа. В консорциуме по его строительству участвуют турецкая компания Botas, болгарская Bulgarian Energy Holding, венгерская MOL Plc, австрийская OMV Gas & Power GmbH, германская RWE и румынская Transgaz. Каждый из участников проекта обладает долей в 16,67%.

1.2 Эблема Набукко
1.2 Эблема Набукко

 

Министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что Анкара намерена резервировать для своих нужд до 15% газа, проходящего по этой ветке. Министр также сообщил, что Турция станет взимать пошлины для компенсации расходов по транспортировке топлива в пределах своей территории.

1.3 Газопровлд на карте
1.3 Газопровлд на карте

 

Но, поскольку Nabucco существует лишь как предмет межгосударственных переговоров, Турция предложила ставки ниже рыночных за транзит газа в Европу со второй фазы азербайджанского месторождения Шах-Дениз.

Трансконтинентальный газопроводный проект Nabucco, призванный (как минимум до тех пор, пока не будут исчерпаны источники ресурсов) решить задачу энергетической безопасности европейского региона, вновь стал ведущей темой новостей. На этот раз, к сожалению, новостей крайне пессимистического характера, чего с проектом еще, кажется, не случалось. Как известно, планируемый газопровод пропускной способностью в 31 млрд. кубометров природного газа ежегодно, должен был связать воедино внушительные запасы газа, ожидающие своего часа в недрах месторождений в регионе Каспийского моря и огромный рынок потребления топлива на территории Европейского союза. Считается, что этот проект решит проблему возрастающего дефицита энергоносителей в Европе, попутно обеспечив страны Каспийского региона постоянным и выгодным рынком сбыта «голубого топлива».

1.4 Газопровод Набукко
1.4 Газопровод Набукко

1.5 Монитор с емблемой Набукко
1.5 Монитор с емблемой Набукко

 

Как чистая идея проект Nabucco, безусловно, хорош. Его слабое место - в сложности реализации.

1.6 Пресс коференция Набукко
1.6 Пресс коференция Набукко

1.7 Докладчик за трибуной Набукко
1.7 Докладчик за трибуной Набукко

 

Не говоря уже о расстоянии, которое разделяет покупателей и продавцов газа, а также необходимости урегулировать политические аспекты прокладки трубопровода по территории нескольких государств и противостояние интересов поставщиков, исполнению проекта препятствует отсутствие гарантий финансирования строительства: инвестиции переоцениваются с каждым годом, и сейчас уже почти достигают 8 млрд. евро. И именно это, похоже, станет причиной отказа участников консорциума Nabucco Gas Pipeline Company (NGPC) от реализации проекта.

 

Хроника реализации проекта

Проект начал разрабатываться в феврале 2002 года в ходе переговоров между австрийской компанией OMV и турецкой BOTAS. Первоначально проект газопровода Nabucco, представленный в 2004 году, предполагал поставку газа с месторождений Ирана в Персидском заливе. В 2006 году было принято решение в связи с конфликтом вокруг иранской ядерной программы изменить проект таким образом, чтобы иметь возможность поставлять газ из Туркмении и Азербайджана. После конфликта в Южной Осетии рассматривался вопрос прокладки газопровода по территории Армении.

2.1 Лого Набукко
2.1 Лого Набукко

 

В январе 2009 года премьер-министр Турции Эрдоган увязал разблокирование энергетической главы по вступлению Турции в ЕС и участие Турции в проекте.

13 июля 2009 года в турецкой столице Анкаре премьер-министрами Турции, Австрии и Венгрии и министрами энергетики Болгарии и Румынии подписано многостороннее соглашение о строительстве газопровода «Набукко». В церемонии участвовали президент Грузии Михаил Саакашвили, министры 20 стран, а также спецпредставитель США по энергетическим вопросам в Евразии Ричард Морнингстар, заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза, еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс. В целом, в церемонии подписания соглашения приняли участие официальные представители около 30 стран, а также председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. Планируется, что строительство газотранспортной системы будет завершено к 2014 году (на момент подписания соглашения ни одного поставщика для него ещё не было найдено).

2.2 Люди прокладывают газопровод
2.2 Люди прокладывают газопровод

2.3 Измеритель давление газа
2.3 Измеритель давление газа

 

Интерес к проекту сильно вырос в связи с российско-украинским газовым конфликтом зимой 2009. 27 января в Будапеште состоялся саммит, посвященный строительству газопровода. Согласно его итоговой декларации, 7 мая должно быть подписано межправительственное соглашение по «Набукко» (предположительно это сделают Турция, Австрия, Румыния, Болгария, Германия и Венгрия). Позднее подписание было отложено до конца июня.

2.4 Газопроводные труби и кран
2.4 Газопроводные труби и кран

 

4-го марта 2010 года Турция ратифицировала свое участие в проекте Nabucco и строительство газопровода через свою территорию.

 

Техническая и финансовая сторона

Длина газопровода — 3.300 км, максимальная пропускная способность — 31 млрд м³. По некоторым данным, потребуются 2 миллиона тонн стали, 200 тысяч труб и более 30 компрессоров. Диаметр трубы — стандартные 56 дюймов (1420 мм).

Ориентировочная стоимость выросла в ходе подготовки проекта более чем в полтора раза, до 7,9 млрд € ($ 10,4 млрд), а срок окончания работ отодвинулся с 2009 на 2013 год. Для сравнения, конкурирующий «Южный поток» имеет почти ту же самую пропускную способность (стоимость, по оценкам реализующих его сторон, в два раза больше), при куда большей определенности источников наполнения и условий транзита. Вице-премьер Чехии по европейским вопросам Александр Вондра заявлял уже о том, что проект может быть закончен к 2015 году.

Проектная мощность газопровода — 26—32 млрд м³ газа в год. Для обеспечения мощности газопровода Набукко были предложены несколько месторождений в Иране (Южный Парс); в Азербайджане Шах-Дениз; в Туркмении (Довлетабад, Южный Иолотань-Осман) и другие.

3.1 Огонь
3.1 Огонь

 

После покупки в 2009 году двумя участниками консорциума «Набукко» — австрийской кампанией OMV и венгерской MOL доли в газовых месторождениях северного Ирака — Khor Mor и Chemchemal, планируется транспортировка газа в Европу из иракского Курдистана по трубопроводу «Набукко». Данные месторождения способны обеспечить 50 % газа необходимого для заполнения трубопровода.

3.2 Сваривание газопровода
3.2 Сваривание газопровода

 

Для транспортировки газа из Туркмении рассматривается вариант строительства подводного газопровода из Туркменбаши в Баку

3.3 Газопроводные трубы
3.3 Газопроводные трубы

 

Сообщалось, что из 3,5 млрд евро, которые Евросоюз планирует потратить на новые энергетические проекты, на «Набукко» будет выделено 250 млн. (для сравнения, на ветровую энергетику — в два раза больше). Позднее появилась информация, что на финансирование проекта будет выделено ещё на 50 млн евро меньше.

3.4 Газовые трубы
3.4 Газовые трубы

 

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила 1 марта, после саммита лидеров стран Евросоюза, что проект не должен финансироваться из денег налогоплательщиков.

Также она заявляла, что европейской экономике для преодоления кризиса нужны краткосрочные проекты, а не долгосрочные, как «Набукко». На встрече глав МИД 27 стран-членов ЕС 16 марта 2009 «Набукко» был исключен из списка проектов, подлежащих финансированию отдельной строкой за счет неизрасходованных средств бюджета Евросоюза, теперь он включен в раздел «Южный газовый коридор», и финансирование урезано до €50 млн. Через несколько дней поступили сообщения, что финансирование проекта увеличено до €272 млн.

3.5 Газопровлдные трубы прокладывают
3.5 Газопровлдные трубы прокладывают

 

Главы Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития заявляли о возможности выделения помощи на строительство «Набукко». Готовность выделить средства на «Набукко» выразил и Ульрих Цахау (Ulrich Zachau), глава Всемирного банка.

 

Управление проектом

Проект осуществляет компания Nabucco Gas Pipeline International GmbH, управляющий директор — Рейнгард Митчек (Reinhardt Mitschek). Акциями в равных долях по 16,67 % владеют следующие шесть компаний:

OMV Gas GmbH (Австрия),

BOTAŞ (Турция),

Bulgargaz (Болгария),

S.N.T.G.N. Transgaz S.A. (Румыния),

MOL Natural Gas Transmission Company Ltd. (Венгрия).

RWE AG (Германия)

Присоединение к проекту в 2007 планировала французская Gaz de France, но заявка была отозвана из-за противодействия Турции (по всей видимости, связанного с политическими проблемами, в частности, с признанием Францией геноцида армян). Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) также не является и не намерена в ближайшее время становиться одним из владельцев. О возможности присоединения заявлял Казахстан.

4.1 Прокладывание труб
4.1 Прокладывание труб

 

Турция может быть исключена из планируемого межгосударственного соглашения по проекту.

Российский «Газпром» отказался от участия в проекте.

В Еврокомиссии проект координирует член Бильдербергского клуба Джозиас ван Аартсен (Jozias van Aartsen).

В 2010 году будет принято окончательное решение по финансированию и строительству газопровода NABUCCO, сообщает пресс-служба германской компании RWE. В настоящее время активно ведутся обсуждения между партнерами по проекту и финансовыми институтами, параллельно с подготовкой к экспертизе по оценке экологического и социального влияния проекта. В этом году члены консорциума NABUCCO должны принять окончательное решение по финансированию и строительству газопровода. Ожидается, что строительство начнется в 2011 году. Первые поставки газа из Каспия в Турцию и Европу должны начаться к 2014-2015 годам.

4.2 Газопроводная труба
4.2 Газопроводная труба

 

Председатель правления германской энергетической компании RWE Dea Томас Раппун уверен, что подписанием контракта на разработку месторождения "Нахчыван" присутствие его компании в Азербайджане не ограничится. «Подписанный 10 марта в Баку меморандум о разработке газового месторождения "Нахчыван" - это первый шаг на пути активной деятельности компании в Азербайджане. Мы намерены постепенно наращивать свою деятельность в стране", - сказал он. «Компания нацелена на обеспечение энергобезопасности Европы. Углеводороды из Азербайджана и Туркменистана могут стать вкладом в газовые поставки для стран Восточной и Западной Европы", подчеркнул он.

4.3 Кран
4.3 Кран

 

RWE приветствует решение парламента Турции о ратификации соглашения по постройке газопровода NABUCCO. По словам директора по поставкам и торговле RWE Штефана Юдиша, Турция всегда поддерживала строительство NABUCCO. "Этот вотум доверия в парламенте однозначно дает понять Европе, странам Каспийского региона и Ближнего Востока, что Турция безоговорочно поддерживает поставленную цель достижения большей свободы выбора, безопасности поставок и конкуренции на газовом рынке". "Ни один из потенциальных проектов по строительству газопровода в южном коридоре еще не получал транзитных прав от Турции. Благодаря ратификации межправительственного соглашения NABUCCO получил эти права. Ключевые поставщики - Азербайджан и Туркменистан - теперь имеют все необходимые права для заключения договоров по поставке газа в рамках проекта NABUCCO», отметил он.

RWE полагает, что Турция извлечет значительные выгоды, благодаря своему активному участию в NABUCCO. Она не просто укрепит свои уже значимые позиции на транзитном энергетическом рынке - теперь газ от новых поставщиков, таких как Азербайджан, Туркменистан и Ирак, а также прямой выход на прибыльные европейские рынки сбыта повысят ликвидность газовых рынков Турции и Европы. Недавние соглашения, подписанные между Турцией и Россией, не препятствуют осуществлению проекта NABUCCO, - скорее наоборот обеспечивают больший выбор в отношении безопасности поставок.

4.4 Трубы
4.4 Трубы

 

В то же время российская «Независимая газета» пишет, что Баку повременит с Nabucco: Азербайджан увеличил поставки "Газпрому". Действительно, Госнефтекомпания Азербайджана (ГНКАР) в 2 раза увеличила поставки газа в Россию, доведя его суточный объем до 3 миллионов кубометров. А глава российского газового холдинга Алексей Миллер заявил, что "Газпром" и в дальнейшем готов принимать весь газ, который предоставит Азербайджан.

Но при этом газета утверждает, что Баку, уходя от односторонней зависимости в поставках, расширяет их географию за счет арабских стран. Решение ГНКАР увеличить поставки газа в Россию в текущем году до 1 миллиарда кубометров, а в 2011 году довести его объем до 2 миллиардов кубометров преследует чисто экономические цели. Дело в том, что, располагая свободными объемами газа, Баку заинтересован в его доставке на европейские рынки в рамках NABUCCO. Но волокита вокруг реализации этого проекта вынудила ГНКАР пересмотреть свои планы и предложить газ реальным покупателям.

Эксперты отмечают, что столь гибкая газовая политика Азербайджана дает определенные плоды и подстегивает участников проекта NABUCCO ускорить переговорный процесс. Об этом свидетельствует и подписанный недавно в Баку между ГНКАР и RWE меморандум о взаимопонимании по перспективной морской газовой структуре "Нахчыван", запасы которой, по мнению специалистов ГНКАР, прогнозируются в размере 300 миллиардов кубометров газа и 40 миллионов тонн газоконденсата.

А ведь концерн RWE является одним из 6 акционеров проекта NABUCCO, призванного транспортировать газ из Каспийского региона и с Ближнего Востока в страны ЕС. И по информации RWE Supply & Trading, компания обсуждает с ГНКАР возможные поставки газа, добытого в рамках второй стадии разработки газоконденсатного месторождения Шах-Дениз, по трубопроводу NABUCCO. По оценкам RWE, к 2014–2015 годам Азербайджан будет располагать 16 миллиардами кубометров газа для экспорта.

 

Маршрут и источники наполнения газопровода

Основой проекта является уже построенный газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум. Планируется проведение Транскапийского газопровода из Средней Азии (в первую очередь, из Туркмении), а из Эрзурума — через Болгарию, Венгрию, Румынию в австрийский Баумгартен. После пятидневной войны в Южной Осетии с турецкой стороны было предложение о прокладке газопровода через территорию Армении, вызвавшее крайне отрицательную реакцию в Азербайджане. Провести ответвление из Австрии через Словакию планирует польская PGNiG.

5.1 Маршрут Набукко
5.1 Маршрут Набукко

 

Первоначально газопровод планировался под иранский газ (данная страна имеет вторые в мире после России разведанные запасы), однако конфликт вокруг его ядерной программы похоронил эти планы. В октябре 2007 между Россией и Ираном было подписано энергетическое соглашение. В настоящее время среди экспертов муссируются предположения о их реанимации вследствии предполагаемого потепления в американо-иранских отношениях при новой администрации. На будапештский саммит по «Набукко» Иран приглашен не был.

На данный момент единственным источником наполнения газопровода с четко определенными объёмами является азербайджанское месторождение Шах-Дениз (8 млрд м³ в год), которое сможет поставлять газ к 2013 году. Как заявлял президент Азербайджана Ильхам Алиев, на данный момент страна имеет предложение и от «Газпрома», и вопрос об участии в «Набукко» ещё не решен окончательно.

Большие надежды возлагаются на Туркмению, способную поставлять ориентировочно 10 млрд м³ в год. Запасы этой страны точно не определены, и на данный момент она предпочитает продавать газ России и Китаю.

5.2 Газопровод Набукко на карте
5.2 Газопровод Набукко на карте

 

Узбекистан не является потенциальным источником: в ходе российско-узбекских переговоров в январе 2009 президент Ислам Каримов заявил, что его страна продает газ только России.

Конкурентом «Набукко» в Средней Азии является планируемый Прикаспийский газопровод. В ходе визита президента Туркменистана в Москву 25 марта 2009 соглашение о газопроводе «Восток-Запад» (туркменской части прикаспийского) подписано не было, однако Ашхабад объявил международный тендер на его проект. С 2009 года «Газпром» перешел на европейские цены при закупках среднеазиатского газа .

Перспективы всех остальных источников остаются туманными. Управляющий директор «Nabucco» Рейнгард Митчек (Reinhardt Mitschek) считает в далекой перспективе возможным присоединение к проекту Египта с 3-5 млрд м³ в год. Заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза заявлял о потенциальном присоединении Ирака.

5.3 Маршрут Набукко
5.3 Маршрут Набукко

 

В силу сомнительности наполнения трубы нынешними источниками, не раз поднимался вопрос о присоединении России к проекту. Данный вопрос, по сообщению РИА «Новости», по инициативе депутатов Европарламента был включен в доклад по энергетической политике Евросоюза, вынесенный на голосование 4 февраля 2009. О возможности принятия России заявил 4 февраля и управляющий директор Набукко Рейнгардт Митчек.

 

Основные проблемы проекта

Несмотря на развернутую вокруг него пропагандистскую кампанию, на пути осуществления «Набукко» имеется целый ряд трудностей:

До сих пор, как указано выше, источники газа более или менее определены только на четверть от максимальной мощности, что лишает проект собственно экономической рентабельности,

Предполагаемое участие среднеазиатских стран осложняется не только неопределенностью их газовых запасов, но и неразрешенностью статуса Каспийского моря, значительное военное присутствие на котором имеет только Россия,

Транзит через Закавказье также сталкивается с трудностями: после пятидневной войны пригодность Грузии как транзитера сильно снизилась (разумеется, не в смысле пресловутой «диверсификации», а в смысле антироссийской направленности проекта), прокладка же трубы по территории Армении неизбежно вызовет резкую реакцию Азербайджана,

Множество проблем связано и с Турцией, которая, как и Украина, совершенно недвусмысленно пользуется своим положением. В частности, вопрос о «Набукко» увязывается с вопросом о вступлении страны в ЕС: 19 января премьер-министр Реджеп Таип Эрдоган заявил, что в случае, если переговоры о нем будут тянуться дальше, страна может пересмотреть своё участие в проекте. Правда, в феврале турецкий чиновник, координирующий «Набукко», заявил, что проект будет поддерживаться и при задержке переговоров, однако ничто не мешает возобновлению давления в будущем. Как уже говорилось, именно её противодействие помешало вхождению в проект Франции. Кроме того, Турция требует забора 15 % газа для собственных нужд и платы за транзит оставшихся 85 % в размере 1 млрд долл. в год, в долгосрочной же перспективе Турция явно намерена стать не транзитером, а покупателем каспийского газа, причем по цене 144 долл. за 1000 м³ (при рыночной цене 400 долл.) Дополнительным осложняющим фактором является также то, что труба пройдет по территории Турецкого Курдистана, с неизбежными террористическими атаками на неё (последним примером стал взрыв нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан 6 августа 2008)

 

Политическое и геополитическое значение газопровода

Исходя из всего вышесказанного, пропагандистское значение газопровода следует признать наибольшим: даже при работе на полную мощность он будет обеспечивать не более 5 % европейских потребностей (и даже меньше, с учетом их существенного роста в самом ближайшем будущем).

Официальная позиция РФ по проекту остается прагматичной: заявляется о благотворности любой диверсификации газоснабжения, но вместе с тем указывается на освещенные выше проблемы.

Прагматичностью отличается и позиция крупных европейских держав: при всей критике в отношении «ненадежности» России как поставщика, они абсолютно не намерены тратить огромные деньги на сомнительный в экономическом отношении проект (характерно в этом отношении письмо канцлера Германии Ангелы Меркель председателю Еврокомиссии ЕС Мануэлю Баррозу и премьеру председательствующей в ЕС Чехии Миреку Тополанеку).

Позиция же восточноевропейских стран совершенно очевидно обусловлена недвусмысленной поддержкой США. Мирек Тополанек отметил, что крупные европейские страны «не проявляют должного интереса к проекту», поскольку «они имеют собственные возможности обеспечения газом». Министр обороны Польши Радослав Сикорский даже заявил, что соглашение между немцами и русскими о «Северном потоке» напомнило ему пакт Молотова-Риббентропа.

В целом, импорт реального газа в Европу ещё долго не менее чем наполовину будет производиться через мощнейшую транспортную систему, оставшуюся в наследство от СССР, что, разумеется, абсолютно не мешает использованию «Набукко» — как в построенном, так и в чисто умозрительном виде — в геополитических играх США в Закавказье и Средней Азии.

Проект NABUCCO остается в поле внимания мирового сообщества, так как от этого проекта, во многом, зависит перспектива европейской энергетической безопасности и места и роли тех или иных поставщиков энергоресурсов на Ближнем Востоке.

Проект предполагает транспортировку около 31,0 млрд. куб. метров природного газа, что втрое меньше возможных поставок газопроводом «Южный поток» через Черное море и «Северный поток» через акваторию Балтийского моря, которые инициируют Россия и ее европейские партнеры, прежде всего, Германия. Сооружение этих двух «обходных» газопроводов приведет к заметным изменениям в конфигурации всей европейской энергетики, так как обеспечат в среднесрочной перспективе до 20 – 22% потребления газа в Европейском Союзе, нивелирует значение маршрутов, которые контролируют партнеры США и Великобритании в формировании европейского энергетического баланса, то есть страны Восточной Европы.

«Южный поток» и «Северный поток», которые вполне обеспечены ресурсами, приведут к усилению альянса Франции, Германии и России, которые, после двух десятилетий сомнений, притирок и прикидок, буквально ринулись формировать тройственные партнерские отношения. Несмотря на кризисное экономическое положение в Европе и России, данный тройственный альянс выдвигает достаточно глобальные проекты, в том числе в решении фундаментальных проблем в развитии машиностроения, поставок вооружений, сотрудничества в сфере высоких технологий и развития инвестиционных намерений. При этом, все больше сближаются их позиции в части региональной политики, что, в особенности, раздражает США и Великобританию. Региональная политика становится тестом в решении многих вопросов, в том числе, в отношении Восточной Европы, Ирана и Ближнего Востока, но что более важно для них - это вопрос расширения зоны членства НАТО.

Формирование данного тройственного альянса переживало несколько этапов, когда Франция и Германия пытались выторговать у России большие выгоды и уступки, привести ее в определенную схему и рамки определенных действий, полностью отвечающих интересам Европейского Союза. Это продемонстрировало, что подобная политика не обеспечена политическими ресурсами, и Россия сама пытается играть в эту игру, выясняя реальные возможности своих ведущих партнеров. В настоящее время Россия, несомненно, идет на уступки, в том числе и по региональной политике, но и франко-германский тандем понимает, что есть разумные границы их требований и условий, и пытается подойти к принципиальным знаменателям в решении имеющихся вопросов и проблем. В данных условиях стало понятно, что США не предпринимают жестких и грубых мер по предотвращению создания этого тройственного альянса, быть может, надеясь на возможность «привязать» Россию на планы в Афганистане и в Центральной Азии, в целом, с помощью европейцев, которые сами весьма заинтересованы в формировании прочных отношений с Россией по поводу планов НАТО в Афганистане.

Что касается Великобритании, то она оказалась даже в определенной изоляции в нынешней европейской политике и, практически, не имеет серьезных возможностей оказывать влияния на Францию и Германию в их политике в отношении России. Несмотря на то, что Франция, Германия и Великобритания, якобы, выступают единым прочным фронтом по проблеме иранской ядерной программы, и континентальные европейские государства, в лице Франции, ближе как никогда к решению по принятию санкций Совета безопасности ООН по санкциям в отношении Ирана, позиция России никак не привносит разлада в развертывание тройственного альянса. Иранская тема не может помешать формированию этих отношений, которые носят не только тройственный, но и двойственный характер, имея в виду отношения Франция – Россия и Германия – Россия, которые носят самостоятельный характер и пока являются основополагающими в формировании данного альянса в целом.

Нужно отметить, что Россия настолько увлечена идеей и планами сближения с Европейским Союзом, прежде всего, с ведущими европейскими государствами, что, видимо, готова пойти на некоторые более чем принципиальные уступки в региональной политике. Речь идет о Южной Осетии, по вопросу о которой Россия могла бы пойти на уступки, но не Грузии, а Франции и Германии, которые нуждаются в демонстрации своих реальных международных позиций, в особенности, в европейской политике. Имеются некоторые «сигналы» в отношении того, что, оставляя нынешнее положение Абхазии «неприкосновенным», Россия может выдвинуть определенные предложения по Южной Осетии, с точки зрения ее возможных новых договорных отношений с Грузией. Россия имеет определенные обязательства перед европейцами и вынуждена идти на уступки, в которых, видимо, главным вопросом станет не политическое и юридическое положение Южной Осетии, а пребывание российских войск в этой республике.

В данных политических реалиях, когда ни США, ни Великобритания не могут противопоставить этой тенденции ничего вразумительного, а США и не испытывают такого желания, во всяком случае, в период правления Б.Обамы, вопрос о диверсификации поставок природного газа в Европу становится основополагающим в рассмотрении будущего Европы, в способности англо-саксонского блока и далее контролировать Европу, оказывать решающее влияние на НАТО, на финансово-экономическую систему Европейского Союза, на региональную политику ЕвроСоюза. Вопрос стоит даже не в диверсификации газовых поставок, а, напротив, в обеспечении монополии в этой сфере, когда американские и британские компании могли бы контролировать важнейшие и решающие артерии в системе газоснабжении. В отличие от нефтяного бизнеса, газо-транспортная система Европы не подвержена зависимости и принятию решений со стороны англо-саксонских государств, что продолжает оставаться значительной проблемой для европейского направления политики Великобритании и США. NABUCCO рассматривается как «последний шанс» для данной политики, так как с завершением формирования этого направления газового потока глобального характера, завершатся версии формирования новых или альтернативных направлений, так как при этом будут задействованы все крупнейшие источники газа, все газовые бассейны, которые смогли обеспечить это энергокоммуникационное направление на многие десятилетия. Вместе с тем, помимо европейского направления политики США и Великобритании, в данном случае решаются следующие задачи.

NABUCCO - это последний шанс в приобщении к западному направлению ресурсов газа в Туркменистане, что может считаться «легитимным» и приемлемым только посредством сооружения транскаспийского газопровода, присоединения его к уже существующим газопроводам в Южном Кавказе и продления маршрута по территории Турции. Имеется в виду газопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум, который сам по себе не в состоянии обеспечить транспортировку предполагаемых в проекте NABUCCO объемов газа. Так или иначе, в данном направлении должен быть проложен новый газопровод либо должна быть наращена мощность имеющегося газопровода. Для США пока недопустима транспортировка туркменского газа через территорию Ирана, тогда как без иранских ресурсов газа остается сомнительным – как же попадут эти ресурсы на европейский рынок. Видимо, имеется в виду максимальная оттяжка транспортировки иранского газа в Европу. Это вполне соответствует интересам России, которая ставит задачу либо транспортировать иранский газ в Европу посредством своей газо-транспортной системы, либо, таким же образом, затормозить транспортировку иранского газа в Европу на 10 – 15 лет, и тем самым дождаться образования новой энергетической и политической ситуации в Европе. По крайней мере, Россия хотела оттянуть транспортировку иранского газа в Европу до полного завершения сооружения проектов «Северного потока» и «Южного потока», так как после этого возникнет реальная возможность транспортировки иранского газа через газо-транспортную систему России.

Россия, так же, как и США и Великобритания, прекрасно понимает, что Иран не в восторге от предполагаемого преимущественного транспорта своего газа в Европу по территории Турции. Для Ирана идеальным вариантом стала бы диверсификация этих поставок, то есть, через территорию России, Южного Кавказа и Черного моря, через территорию Турции, а также морским путем транспортируя сжиженный газ. Но подлинная диверсификация возможна только в случае, если иранский газ будет транспортироваться в направлениях Китая и Индии, куда Иран собирается в стратегической перспективе экспортировать не менее половины экспортируемого газа.

Возникает проблема Азербайджана, который пытается участвовать в серьезных политических и энергокоммуникационных играх, в которых он до сих пор участвовал не в качестве субъекта, а объекта, играя роль «керосиновой бочки» и «газовой колонки». На протяжении предыдущих лет Азербайджан, практически, делегировал своим партнерам на Западе свои права и возможности как важного поставщика нефти и газа. Он сумел убедиться, при этом, что Западные партнеры не захотели и не собирались отстоять его права на международной арене, когда даже по карабахской проблеме Азербайджан оказался в весьма ущербном положении. В настоящее время Азербайджан пытается наверстать упущенное, утвердить свое место в данной игре, пытается более-менее убедительно продемонстрировать свою готовность направить газовые ресурсы в северном направлении. Насколько это может быть функционально связано с решением карабахской проблемы, тем более, в его явную пользу, весьма сомнительно. События осени 2008 года, то есть, попытки России выйти в авангард разрешения карабахской проблемы в обмен на азербайджанский газ и подписанное некое Майндорфское соглашение между Россией, Арменией и Азербайджаном, продемонстрировало Западу, что данные попытки относятся к многосерийному имитационному сценарию, и говорить о возможности осуществить такую сделку невозможно.

Тем не менее, необходимы способы и приемы в дистанцировании Азербайджана от России, и это задача, которая пока не имеет рекомендаций. Скорее всего, Азербайджану будут продемонстрировано то, что Запад обойдется без его газа, но при этом, он утратит определенные, хотя и относительные гарантии безопасности, которые, якобы, предоставляет ему Запад. Наряду с этим, сам Азербайджан может неожиданно выяснить, в отсутствии подлинной заинтересованности США в сооружении газопровода NABUCCO, что он становится не проамерикано-британским, а проевропейским газопроводом. Зачем же американцы должны способствовать усилению анти-американского вектора в европейской геоэкономике?

Вместе с тем, имеется более серьезная проблема, связанная с Турцией. Не только европейцы, но и американцы, а возможно, прежде всего, американцы все больше рассматривают Турцию, как крайне ненадежного, нестабильного партнера, который не желателен в столь важных энергокоммуникационных проектах. Турция одновременно зарекомендовала себя как не очень надежный партнер в сотрудничестве в газовой сфере как с Россией, так и с Ираном. Внутренняя финансово-экономическая и внутриполитическая ситуация в Турции и, в особенности, в восточных ее регионах крайне нестабильна. Угрозы и риски в восточных регионах Турции усиливаются, и возможно возникновение иных рисков, связанных с деятельностью уже не курдских повстанцев, а радикальных оппозиционеров в стране, в целом. В реальном контексте, Турция теперь столкнулась и с проблемами поставок газа из Азербайджана, что связано с противоречиями между этими двумя государствами, отношения между которыми казались идеальными. Американцы и британцы оказались в несколько новой ситуации, хотя и их политические проектировщики и аналитики рисков и угроз привыкли к такого рода проблемам.

Турция не может быть надежным транзитером, но Турция остается единственным реальным транзитером. Аналитики наиболее заинтересованной стороны в данном проекте – «Бритиш Петролеум» - предложили свое видение выстраивания маршрутов NABUCCO как системы маршрутов, что, по их мнению, должно снизить зависимость потребителя и операционной компании от капризов и условий, которые может выдвинуть Турция на стадии сооружения и в ходе эксплуатации. Имеется в виду, что данный газопровод покинет территорию Турции, то есть выйдет на Балканы, ему предстоит претерпеть расщепление на несколько маршрутов в направлениях Греции и Италии, Болгарии, Венгрии и Центральной Европы, Австрии и Германии. Данная диверсификация маршрутов, в какой-то мере, но только в какой-то мере, позволит снизить монопольное положение Турции и снизить риски от ее поведения и амбиций. Сами данные аналитики признают, что это весьма сомнительная комбинация, но иного не дано: NABUCCO может иметь только маршрут на пути с Ближнего Востока и Центральной Азии в Европу, то есть, через территорию Турции.

Но, приняв во внимание различные риски и столь высокий уровень неопределенности, проект NABUCCO не может рассматриваться как достаточно обеспеченный как политическими, так и финансовыми ресурсами. До сих пор ключевые европейские партнеры в части энергетической политики, то есть, Германия, Италия, Австрия и другие страны, так и не высказали своего определенного мнения и даже не обозначили в должной мере свои намерения. Конечно, ведущим заинтересованным потребителям газа в континентальной Европе хотелось бы, помимо российских источников, иметь доступ к альтернативным источникам газа, но существуют ли вполне надежные и реализуемые маршруты, с учетом мнения и позиции Турции и Ирана, а также настроений и намерений Туркменистана? Заинтересованность Ирана в NABUCCO заключается в том, что он являлся бы главным и определяющим поставщиком газа, когда ни Азербайджан, ни Ирак не могли бы стать альтернативой иранским месторождениям газа. Иран заявляет, что в нынешней региональной политической ситуации без его участия не может быть реализован проект NABUCCO. В действительности, данный проект не столь уж глобален и весьма ограничен, если иметь в виду проектные объемы транспортировки газа и объемы альтернативных потоков, связанных с участием России.

Главной проблемой осуществления проекта остаются позиция и политические амбиции Турции, а также отношения Турции с рядом государств региона. Данный проект, его условия, факторы реализации и имеющиеся ограничители продемонстрировали проблематичность сочетания Турцией двух основных направлений ее политики – традиционно западного и «нового» восточного.

Вместе с тем, политические события в Украине, приход к власти Партии регионов, во многом могут скорректировать планы России по «Южному потоку», так как транзит газа по территории Украины может стать более надежным и предсказуемым. Это некоторым образом может повлиять на судьбу NABUCCO, и игровая ситуация станет более сложной.

 

 

 

 

Источники

traditio.ru  Традиция – русская энциклопедия

nabucco.ge Набукко

ru.wikipedia.org Википедия – свободная энциклопедия

flot2017.com   Флот 2017